Житие Маленького ЦветочкаТребования католической церкви к претенденту на место среди святых менялись за столетия её существования, но всегда были крайне высоки: добродетельная жизнь, наполненная подвигами и чудесами во имя Христа, мученическая смерть от рук язычников. Тереза из Лизье не выполнила ни единого условия, и тем не менее её величают не иначе как «величайшей святой Нового времени»!

Ясное солнышко

Время от времени, когда звёзды дружно выстраиваются в ряд и гордым парадом шествуют по Млечному пути, на планете Земля рождаются дети, которых иначе как ясными солнышками не назовёшь. Маленькая Тереза Мартэн не явила миру какого-то особого врождённого таланта, не родилась вундеркиндом, виртуозно играющим на музыкальных .инструментах, или умножающим шестизначные числа в уме. Единственное, чем она выделялась на фоне других детей и своих четырёх сестёр, -это характер. Открытое, чистое и радостное восприятие мира этой крошкой поражало даже ее семью, где царили любовь, добродетель и вера в Бога. Её мама взялась за перо, чтобы записывать наблюдения за Терезой: «Она смеётся и веселится с утра до вечера!», «Она не солгала бы за всё золото мира!» Малышка Тереза росла очень нежной, ласковой, жизнерадостной и искренней и вместе с тем твёрдой и целеустремлённой: «Если она скажет «нет», ничто не заставит её уступить. Можно посадить её на целый день в погреб и не добиться, чтобы она сказала «да», скорее, она в нём переночует!» Уже в три года девочка молилась страстно, как подобает истинной католичке. Однажды она спро- сила у мамы, попадет лив рай. «Да, если будешь умницей» -«Ах, мама, а если нет, то в ад? Но я знаю, что тогда сделаю, я улечу к тебе в рай, и ты будешь крепко держать меня на руках!» И мать прочла во взгляде дочери уверенность в том, что Господь так любит её, что не станет их разлучать…

Удар за ударом

Но внезапно в счастливом доме Мартэн из французского городка Алансон солнце зашло за тучи — умерла мама, сгорела в одночасье от рака груди. Четырёхлетняя Тереза стояла перед гробом, силясь понять, как Господь допустил такое. Ответа не было. Девочка слегла и начала угасать на глазах. Выжить она тогда смогла лишь благодаря тому, f что старшая сестра По-I лина позволила называть себя «сестрой-мамой». Отец и остальные сестры поддержали эту игру-иллюзию. Но когда Терезе исполнилось девять, по­следовал новый удар — её вторая мама покинула отчий дом, удалившись в монастырь Кармель, славившийся строгим затворническим укладом. Терезу охватил приступ панического ужаса. Все, кого она любила, уходили навсегда. Впервые после смерти мамы она начала молиться, и единственное, что она просила у Господа, -поскорее попасть на небо, потому что только там она могла бы воссоединиться с семьёй. Если отец, чиня крышу, говорил: «Малышка, отойди от лестницы, я могу упасть и придавить тебя!», она ещё сильнее к ней прижималась, отвечая, что «если мы погибнем вместе, нам не придётся страдать!» Сестры, не зная, как помочь младшенькой, становились на колени перед статуей девы Марии вместе с ней и хором молили об исцелении. Однажды Тереза словно впала в транс и стенала, повторяя лишь: «Мария, Мария!» Сестры перепугались, а девочка вдруг воскликнула: «Она улыбнулась мне!», указывая на статую. Это был момент ис­целения. Тереза в мгновение ока стряхнула с себя скорбь и нежелание жить, её исхудавшие щёчки вновь покрылись румянцем, в ясных глазах заблестел прежний интерес к жизни. Ею всецело овладела новая страсть…

Так хочет Господь

«Я почувствовала, что Кар­мель — это пустыня, куда по воле благого Бога я должна укрыться вслед за сестрой. Я ощутила это с такой силой, что в моём сердце не осталось никакого сомнения!» И это не была выдумка мечтательной девочки, а уверенность зрелой личности в Божественном призвании. Тереза жаждала уйти в монастырь не из-за Полины и не для того, чтобы стать ближе к покойной маме, а только ради Христа. Но её юный возраст не позволил настоятелям монастыря пойти ей навстречу. Однако и предприимчивый от природы характер не давал сидеть без дела. Она решила молиться за самых страшных грешников, став их заступницей перед Господом. Своим первым подопечным выбрала отъявленного убийцу некоего Пранцини, который даже накануне казни публично и высоко­мерно отказался от исповеди. Однако взойдя на эшафот, он внезапно выхватил у священника распятие и трижды поцеловал его. Тереза посчитала этот порыв доказательством того, что Господь услышал её молитвы и принял её «духовного сына». Убедившись, что идёт верной до­рогой, она решила форсировать события и отправилась за разре­шением стать монахиней к самому Папе Римскому. Вместе с другими паломниками Тереза посетила Париж, Милан, Венецию, Падую, Болонью, Флоренцию, Геную, но ни само путешествие, ни архитектурные красоты, ничто не отвратило её от идеи навеки запереть себя в стенах монастыря. Наконец, она попала в Ватикан, но здесь внезапно обнаружилось, что посетителям строго-настрого запретили надоедать папе, дряхлому уже старцу, разго­ворами. Но не такова была Тереза, чтобы остановиться перед препятствием. Она прорвалась через охрану и выпалила главе римской католической церкви свою просьбу. Пока тот поднимал глаза на дерзнувшую приблизиться к нему, дюжие охранники уже схватили хрупкую девушку под локти и собирались оттащить прочь. Неожиданно чистым и звучным голосом самый влиятельный в католическом мире старик произнёс: «Хорошо! Если это угодно Богу!» Когда настоятелю общины, откуда была родом Тереза, велели препроводить её в Кармель, он раздосадовано воскликнул: «Можно подумать, что от этого ребёнка зависит спасение всей Церкви!» Он и не подозревал, что из его уст прозвучало пророчество…

«Малый путь» к святости

В монастыре из века в вектянулась однообразная жизнь -молитвы, посты, физический труд. Вроде бы ничего героического, но для Терезы, бывшей любимицы семьи, каждый день оборачивался подвигом. Уверенность новенькой в своей избранности раздражала, её игнорировали, поручали самую тяжёлую работу, отдавали остатки обеда, которые обычно выбрасывали на помойку. Она никогда не возмущалась, не жаловалась, не плакала, с её уст не сходила лёгкая радостная улыбка. Изо дня в день с первыми лучами солнца она осыпала распя­тие Христа лепестками роз и принималась за рутинные дела. Между собой монахини назвали её «сестра Да будет так», потому что она никогда никому не перечила.

Иногда Терезе разрешали свидание с отцом, который страдал тяжёлой формой артериосклероза и походил на сумасшедшего, делая странные жесты и постоянно что-то бормоча. Терезу в глаза стали называть дочерью безумца. Однажды она ласково проговорила, протягивая к нему руки через разделявшую их решётку: «Я стану твоей славой, великой святой!» и, обернувшись к потерявшим дар речи монахиням, добавила: «На небе один только волос из его седины осветит нас!»

В 23 года Тереза заболела чахоткой, не прошло и полутора лет, полных боли и страданий, как её не стало. В 1898 году, спустя год после её ухода к тому, кого она так любила, на этом свете на полках книжных магазинов появилась её автобиография под названием «История одной души». Цитаты из неё в мгновение ока разошлись по всему католическому миру:

«Я знаю, что весь мир будет меня любить». Что это — возникшая на фоне безнадёжной болезни мания величия или обескураживающая простота человека, оставшегося в душе ребёнком? Факты подтверждают, из всей духовной литературы, коей за столетия написано миллиарды страниц, книга маленькой Терезы стала самой читаемой. Католики ласково зовут её любимой девочкой, маленьким цветочком. В 1925 году сестру Терезу канонизировали так быстро, что не были соблюдены даже положенные сроки, не говоря уже об обязательных требованиях к святым. Она получила имя Святая Тереза Младенца Иисуса и Святого Лика. В сто­летие своей смерти она была объявлена Учителем Церкви (только три женщины за всю историю католической Церкви удостоены этого титула). Её жизнь, лишённую героических подвигов, но полную любви к Богу, назвали «Малым путём».

«Я хочу жить на Небе, творя добро на Земле». Во время Первой мировой войны солдаты читали её в минуты отдыха, украшали окопы её ликом. Изображение Терезы за один только год — с 1915 до 1916 -было отпечатано в количестве четырёх миллионов экземпляров. Многие вспоминали, как в самый разгар сражения видели сестру Терезу, улыбающуюся и говорящую: «Не бойтесь, вы под моей защитой». Когда её родной монастырь обнищал, она чудесным образом явилась настоятельнице, чтобы дать денег на оплату долгов. Зафиксировано более тысячи подобных случаев.

«Нужно оставаться детьми перед Богом. Признать своё собственное ничтожество и ожидать всего от благого Бога, как ребёнок ожидает всего от отца. Нужно предаться Богу, подобно ребёнку, без страха засыпающему на руках у отца». Этот образ «спящего ребёнка» стал для католичества ключевым. Не гордитесь добрыми делами, которые вы сделали. Не думайте, что выше тех, кто не смог соответствовать требованиям Церкви. Не впадайте в самолюбование. Все мы -дети Господни. Не будьте так самоуверены, мол, я — вершитель своей судьбы, сам кую своё счастье, и все проблемы мне по плечу! Мир умирает от оружия и бомб, сотворенных руками взрослых, нужно уметь сохранить в себе хрупкое, беззащитное, доверчивое, жизнерадостное Детство.