Кофе в постельСвадебная фата немножко мешала Любочке целовать Мишку в ухо.
— Я самая красивая, я самая умная, я самая независимая! — шептала Любочка. — Но я все-таки согласилась выйти за тебя замуж. Ты должен помнить об этом всю жизнь. Завтра ты при­несешь мне кофе в постель.
— Ты мешаешь мне вести машину, — улыбнулся Мишка.
— Жених не должен сидеть за рулем. За это ты будешь таскать мне по утрам кофе в постель целую неделю.
— Что еще?..
— Еще ты должен всегда носить меня на руках!
— Всегда?.. А работать я когда буду?
— В свободное от любви время. Мишка затормозил машину
перед мостом. Кавалькада сзади сделала то же самое.
— На руках так на руках, — Мишка поцеловал невесту в нос. — Кстати, есть такая традиция: я должен перенести тебя через мост.
Рядом с Мишкиной «Вольво» остановились простенькие «Жигули» с такими же свадебными кольцами на крыше машины.

Вторая парочка, только что посетившая загс, — худой невысокий Витя и рослая полная Оля почти и не отличались от гостей. Если бы не скромное свадебное платье невесты, они могли бы легко затеряться в толпе.
Мишка взял Любочку на руки. Гости зааплодировали и засмеялись.
Через плечо Мишки Любочка увидела, как смутилась Оля. Она поправила Витьке галстук и что-то тихо сказала. Витька покраснел и уставился на свои ботинки…
«А они как же?..» — подумала Любочка.
В ее сердце шевельнулась жа­лость.
Первый мост на кольцевой трассе был недлинным. Рослый и сильный Мишка шел быстрым, размеренным шагом. Любочка покосилась на его ухо и вдруг поймала себя на мысли, что ей очень хочется укусить его…

Машина быстро набрала ско­рость. Любочка, поерзав на сиденье, все-таки не выдержала:
— Ты совсем не подумал о Витьке!
— Что?.. — переспросил Мишка.
— Ничего! — повысила голос Любочка. — Ты сам предложил Вите и Оле объединить наши свадьбы. А сейчас поставил своего друга в смешное положение. Витька не сможет перенести через мост Олю. Наверное, Оля кило на двадцать тяжелее своего жениха!
Мишка чуть заметно улыбнулся. — Ты плохо знаешь Витьку. На «десятке» он мог бы дать мне фору минут на пять.
— Господи, при чем тут кросс?! — взорвалась Любочка. — Ты же знаешь, что Витьке только три дня назад сняли гипс с запястья.
—Да, действительно… — стараясь скрыть улыбку, Мишка почесал кончик носа. — Но тут дело не только в Витьке, но и в Оле.
— А при чем тут Оля?!
— Увидишь скоро, — пообе­щал Мишка. — Кстати, скоро будет еще один мост.
— Только попробуй остано­вить машину, и ты будешь таскать мне кофе в постель целый год! — выпалила Любочка.

Протестующий крик Любочки потонул в хохоте гостей. Мишка легко взял невесту на руки и пошел через мост. Женщины восхищенно захлопали в ладоши.
— Машину перегоните! — оглянувшись, крикнул Мишка гостям.
Любочка смотрела через Мишкино плечо на Витьку и Олю, и грызла кулачок от досады. На вторую пару молодых снова никто не обращал внимания… Красный от смущения Витька, казалось, стал меньше ростом. Оля робко улыбнулась и погла­дила его по плечу.
«Ну, Мишка, погоди!.. — Любочка до боли прикусила кулачок. — Ты еще пожалеешь, что на мне женился!»

Ты всю жизнь будешь носить мне кофе в постель. Спать будем отдельно, — уже в машине принялась холодно перечислять мужу Любочка. — Кстати, я не собираюсь устраиваться на работу.
Мишка с трудом сдерживал смех.
— А что ты будешь делать дома?
— Сидеть на диване как Шахерезада. Но рассказывать сказки будешь тоже ты!
Мишка расхохотался. Любочка замахнулась на жениха кулачком.
— Убью!.. — негодовала она. — Как же ты можешь так?! Ты же в школе всегда защищал Витьку. Даже дрался за него, а сейчас?!
Мишка поймал руку Любочки и мягко прижал ее к колену. Девушка отчаянно сопротивлялась.
— Любочка, если я буду вести машину одной рукой, мы врежемся в столб.
— Пусть!.. Лучше скажи, как ты так можешь?!
— Могу. Просто Витьке нужен толчок, понимаешь? Пять лет назад мы были на вылазке и захватили слишком много выпивки. Витька вытащил меня из реки — почти со дна… Все испугались и не знали, что делать. А Витька целых пять минут откачивал мне воду из легких и вернул с того света.
— Но он же не может перенести Олечку через мост!.. Пойми же ты, не может!!
— Ты так думаешь? Хорошо. Скоро будет еще один мост…
— Пусти руку! — грозно посапывая, Любочка откинулась на спинку сиденья. — Учти, если ты остановишь машину, я на твоем любимом диване буду разводить ежиков!

Гости с любопытством посматривали на разошедшуюся Любочку.
— Вот только подойди!.. — громко прошипела она Мишке, сжимая кулачки.
Кто-то смущенно кашлянул.
Толпа гостей и родственников чем-то напоминала финальную сцену из гоголевского «Ревизора». Неожиданно в ее центре произошло легкое движение — вперед вышел Витька. Сияющая от счастья Олечка сидела у него на руках, крепко обхватив шею жениха руками. Витька пошел вперед легко, словно не чувствуя тяжести.
Любочка опустила кулачки… Мишка выбросил неприкурен-ную сигарету и подошел к своей невесте.
— Ну, поехали и мы, что ли?..
— улыбнулся он.

Мост был очень длинным. Мишка шумно дышал в ухо Любочке и несколько раз споткнулся.
— Не ерзай!.. — простонал он.
— Тяжело же!
— А ты ползешь, как черепаха,
— азартно шепнула Любочка. — Быстрее!
Витька с Олей на руках шагал уже впереди шагах в двадцати. Иногда из-за его затылка мелькало счастливое лицо Оли.
— Еще быстрее!.. — Любочка пнула Мишку каблучком. — Ну?!
— Я тебе что, ломовая лошадь?
— Мишка остановился и кое-как поправил неудобную ношу.
— Разнукаласыут!… —
— Мы отстаем!
— Я же тебе говорил, что у Витьки дыхалка, как у страуса…
— Мишке катастрофически не хватало воздуха. Он опять споткнулся. — Тьфу, черт, еще кирпичи какие-то…
— Если мы упадем, то я никогда не буду стирать тебе носки!
— Да помолчи же ты! — взмолился Мишка. — И так сил нет. Может, я тебя на плечо положу, как мешок?
— Только попробуй!
Финиш второй пары получился крайне невыразительным. Мишка с трудом доплелся до Витьки и Оли и чуть не уронил Любочку на землю. Потом он долго стоял, согнувшись в три погибели и, опираясь рукой на что-то мягкое, старался справиться с дыханием.
— Дорогой, я тебе не столб!.. — наконец не выдержала и шепнула Любочка.

Часы показывали половину второго ночи. Любочка задумчиво барабанила пальчиками по широкой Мишкиной груди и думала.
— Вообще-то, я хочу спать, — Мишка улыбнулся. — Ты тоже спи и ни о чем не думай.
— Не могу!
— Почему?
— Потому что я уверена, ты подстроил все специально, — Любочка покосилась на Мишку.
— Вот!.. У тебя опять хитрые глаза. Ты — жулик! Как Витька все-таки смог перейти с Олечкой мост?
— Ну, во-первых, Витька далеко не слабак…
— А его рука?!
— Ну и что?.. — Мишка деланно зевнул. — При чем тут рука?
Любочка стукнула кулачком по груди Мишки.
— Издеваешься, да?!. — закричала она. — Да чтобы я еще хоть раз в жизни вышла замуж за афериста!.. Я тебя сейчас пытать буду!.. Говори, что ты там придумал!
— Ладно, ладно! — Мишка засмеялся. — Только не дерись. Итак, представь, что нужно взять тяжелый ящик и перенести его. Ящик нелегко оторвать от пола и трудно удержать в руках. Но ты, наверное, видела на старых картинках, как раньше ко­робейники носили свои лотки? На ремне, который одевали на шею. Понимаешь?.. А руки у них оставались совершенно свободными.
Любочка задумалась.
— То есть, ты хочешь сказать… — наконец, удивленно моргая, попыталась продолжить она.
— …Что сильные руки у Ольки, а не у Витьки, — закончил Мишка. — Там, на мосту, Витька мог и не думать о своем больном за- пястье. Свою тяжесть Оля взяла на себя.
Любочка вспомнила счастли­вое лицо Оли.
— Господи, да как же она вы­держала?! — выдохнула она. — Там же мост длиной полторы сотни метров!..
«А потому и выдержала, что счастливая… — вдруг сама догадалась Любочка. — Счастливая все перенесет, все стерпит, все победит…»
Витька повернулся на бок и нежно обнял Любочку за талию.
— Опять, что ли?! — возмутилась Любочка. — Мишенька, если наша любовь будет продолжаться такими темпами, я тебе рожу двойню уже завтра!

Любочка проснулась в семь утра. Она прошлепала босыми ногами на кухню и с жадностью выпила кружку холодной воды.
Возвратившись в спальню, Любочка задержалась возле зеркала.
«Красивая… Гордая… — не без ироничной горечи подумала она, рассматривая свое отражение. — Правда, уже замужем за хитрым Мишкой!»

Любочка топнула ногой.
— А вот все равно буду красивой, гордой и независимой! — громко сказала она — Буду и все!..
В постели заворочался Мишка.
Любочка замерла.
— Боже мой, и приснится же такое… — пробормотал Мишка, переворачиваясь с боку на бок. — Кошмар!
Любочка подождала, пока дыхание мужа снова не станет спокойным. — Все равно буду!.. — уже шепотом пообещала она зеркалу.
Мишка строго всхрапнул.
— Буду-у-у…
Шепот Любочки растаял без следа. Но Мишка вдруг отвер­нулся к стене и натянул на голову одеяло. Любочка победоносно улыбнулась, рассматривая широкую спину мужа.
«Ага, сдался!..»
Девушка подмигнула зеркалу и осторожно, на цыпочках, пошла на кухню готовить утренний кофе.