ВетеранА жизнь, несмотря ни на что, продолжалась… В страшном 1941-м 17-летняя Зина пришла работать на базу «Культторга» счетоводом. И в войну кировские магазины тоже предлагали покупателям технику, игрушки, канцтовары. «Спрос был и тогда, — рассказывает Зинаида Васильевна. — Например, ёлочные игрушки к Новому году всегда раскупались: людям, особенно детишкам, всё равно хотелось праздника».

Тот день она помнит, словно это было вчера. «В воскресенье мы с родителями ходили окучивать картошку. Возвращаемся, а нам на­встречу прохожие: война, говорят, началась».

Вскоре отца забрали на фронт. Семья, в которой было пятеро детей, осталась без кормильца. Чтобы хоть как-то прожить, мама устроилась в больницу санитаркой. Старшие дети тоже пошли работать. К тому времени Зина уже окончила десятилетку, и её взяли на промтоварный склад бухгалтером. «Бывало, возвращаешься с работы домой, смотришь: в сторону кладбища едет телега, а из неё ноги голые, как дрова, торчат… Страшно».

На карточку служащего давали мало хлеба, поэтому, отработав два года в «Культторге», девушка ушла учётчицей на «Сельмаш». «Завод выпускал оборонную продукцию — снаряды. Дисциплина была строжайшая. Работали, не считаясь ни с усталостью, ни со временем, зачастую и по две смены подряд», — говорит труженица тыла. Про итальянскую сантехнику цены даже не узнавали, не было возможности достать. А сейчас другие времена.

Тяжело, конечно, было и в войну, и после. Но благодаря молодости как-то пережили всё. «Даже в военные годы на заводе работал клуб, бегали на танцы, наряды себе перешивали из старья…»
9 мая 1945 была ненастная погода: холодно, снег с дождём. «На открытых машинах мы поехали на Театральную площадь на праздничный митинг, — вспоминает Зинаида Васильевна. — Замёрзли и вымокли насквозь, но от радости ничего этого не замечали — так долго мы ждали этот счастливый день».

После войны Зинаида Шишкина вернулась в «Культторг», где и трудилась до выхода на пенсию: сначала была бухгалтером, потом товароведом, затем — начальником отдела. Но даже выйдя на заслуженный отдых, не ушла на покой: работала до 75 лет. «Постоянно куда-нибудь приглашали: то на базу, то в банк, то в пенсионный фонд, то судебным заседателем. И сейчас бы ещё работала — сил и энергии достаточно, — улыбается труженица тыла. — Но и молодым пора место уступить».