У страсти глаза великиДоверяете людям на слово в вопросах отношений? Не раз выслушивали подругу или друга, страдальчески взывающих: «Как можно было так поступить со мной!»? Тогда вам будет интересен фильм французского режиссера Петиции Коломбани «Любит — не любит». Наши психологи обсудят, почему безумная любовь иногда становится любовным безумием.

Две истории

Эта картина — кино-перевертыш. Главное -осилить первую часть, которая выглядит классической мелодрамой. Впрочем, романтическим зрительницам она понравит­ся: влюбленная Анжелика (Одри Тоту, из­вестная по фильму «Амели») порхает среди цветов, французских кафешек и подарочных магазинов. Студентка очарована соседом Лоиком, который намного старше ее и женат. Пока они встречаются тайно. Но он обещает развестись, он так заботлив, умен, силен, близок по духу…

Вместе с друзьями Анжелики зрителей начинает переполнять праведный гнев, когда девушка оправдывает любимого, проигнорировавшего очередное свидание; когда на людях он делает вид, что они незнакомы; когда клянется, что с женой их ничего не связывает, но беременность благоверной раскрывает ложь. Но наивная влюбленная продолжает преданно ждать его по вечерам. И вот — приглашение провести отпуск во Флоренции. Как она счастлива! А он — не приехал в аэропорт. Без объяснений.

Вы уже готовы линчевать негодяя? Тогда послушайте Лоика. Вторая часть фильма — повествование от его лица. И истории главных героев противоречат друг другу кардинально. Так кто из них нас обманывает, и зачем?

Опасная нимфоманка и затравленный семьянин

Неужели кардиолог Лоик — довольный браком семьянин, ожидающий долгожданного наследника, а не преследователь? Жертва взбалмошной девчонки, вообразившей на ровном месте невесть что? Она, скромняга, домогается его, анонимно дарит цветы, а тем временем кто-то компрометирует врача, и его обвиняют в нападении на одну из пациенток, которая затем погибает при странных обстоятельствах. Кто-то шантажирует его жену, лишает наследника, спровоцировав у супруги выкидыш. Неужели это соседка с доверчиво распахнутыми глазами, с которой Лоик… даже не знаком?

Ясно, что кто-то сошел с ума. Но кто? Интрига продолжается. Оба персонажа предельно искренни, оба правы, обоих жаль: и молоденькую дуреху, которую якобы использует ловелас, и добряка, превратившегося в затравленного зверя. А может, лгут оба?
Ощутить разницу между двумя персонажами помогает стилистика фильма: первая часть изобилует сладкими мелоднями, яркими красками, «сердечками» и другими атрибутами влюбленности. Вторую сопровождает напряженная музыка и еще более тревожная тишина, сероватые, но уютные будни, которые вдруг разрушаются, превращая жизнь в страшный сон.

Истории глазами наблюдателя

В обеих частях рассказывается об одних и тех же событиях, звучат те же фразы, только объяснение у них разное. И вы будете удивляться самим себе: как этот взгляд мог показаться таким надменным и самодовольным, когда он — признак глухого отчаяния? А эта очаровательная сияющая улыбка — не является ли она на самом деле признаком помешательства?

Не будем раскрывать секрет, кто из героев безумен. Фильм — совсем не о психическом здоровье. Ведь любой из нас способен преувеличивать опасность, когда напуган, или приукрашивать реальность, когда влюблен. Как часто каждый из нас слышит противоречащие одна другой истории, когда влюбленные рассказывают о своей ссоре или супруги жалуются друг на друга! Так что же — не слушать? Не доверять? Возможно, главный урок кинокартины: не делать выводы и не давать советы, не выслушав обе стороны. Опираться на поступки, а не на слова. На­пример, соседка, которая в сотый раз за­водит рассказ о мучителе-муже, но гневно возражает на предложение расстаться, — возможно, она просто «подпитывается» вашим вниманием и жалостью? А друг, за рюмкой в тысячный раз жалующийся на злодейку, загубившую его жизнь, — может, он ищет оправдание своему пьянству?

Еще более глубокие переживания ожидают того, кто хоть чуть-чуть узнает в ком-то из героев себя. Ведь каждый из нас видит то, что хочет видеть. Каждый рассказывает свою историю, которая может совсем иначе выглядеть со стороны.