Тайная вечеряВ доминиканском монастыре Санта-Мария-делле-Грацие, что в Милане, на стене трапезной нарисован последний перед распятием ужин Иисуса Христа с учениками. Подобных фресок можно в одной Италии насчитать сотни, только вот эта не такая, как все, потому что написал её сам Леонардо.

Всё понятно! Только…

В самом деле, обычная же история! В 1495 году некий миланский герцог заказывает своему придворному живописцу обычную фреску. Он не просит создавать шедевр, который сохранит его имя (кстати, Лодовико Сфорца) в веках, не сулит злато и серебро за чудный портрет любимой супруги (кстати, Беатриче д’Эсте), а мог бы. Но нет, он просто говорит: «Дорогой Лео, иди и раскрась уже, наконец, заднюю стену монастырской столовой, а то у всех есть фреска, как Иисус кушает с учениками, а у меня нету! Да, и не забудь там где-нибудь в уголке мой герб нарисовать, так уж положено, извини, а вовсе не подпись мастера!» Задание незамысловатое, и другой художник справился бы с объёмом работы 450 на 870 см аккурат к Пасхе, но не таков был Леонардо да Винчи. Он трудился почти четыре года с перерывами на обед и другие шедевры. Причём созданная им «Тайная вечеря» начала разрушаться уже через пару лет после окончания работы. Почему? Потому что эта фреска — вовсе не фреска. Фреска, напомним, — это роспись на влажной штукатурке, а Лео вздумалось поэкспериментировать с техникой написания, что он, не спрося у герцога, и сделал: сначала покрыл каменную стену слоем смолы, гипса и мастики, а поверх этой «адской смеси» уже принялся выписывать присутствовавших на знаменитой трапезе апостолов с Христом посередине.

12 плюс 1

На персонажах «Тайной вечери» стоит остановиться подольше, ведь и сам Лео уделил им львиную долю потраченного времени. И дело не в том, что он писал их долго, он их долго… искал! Варфоломей, Иаков Алфеев, Андрей, Иуда Искариот, Пётр, Иоанн, Фома, Иаков Зеведеев, Филипп, Матфей, Иуда Фаддей, Симон и сам Иисус изображены не*с помощью воображения или картинок из обширной библиотеки герцога, а с живых людей. Натурщиками для тех, ближе которых к Богу не сыскать, послужили миланские бомжи. Видимо, из экономии, нищий ведь за пару часов неподвижного сидения возьмёт недорого. А быть может, Леонардо считал, что именно среди отбросов общества нужно искать тех, кого выбрал бы сын Божий в ученики, явись он в его время, поскольку сказано в Евангелии: «Блаженны нищие, ибо ваше Царство Божие!» Легенда гласит, что лишь Иисуса Христа художник написал с певчего церковного хора. А вот модель для Иуды Искариота он никак не мог разыскать. Уже вся фреска была готова, кроме фигуры предателя Учителя, когда к Лео привели молодого, но совершенно опустившегося человека, чуть ли не из сточной канавы. Несмотря на жалкий внешний вид, его обрюзгшее лицо было полно себялюбия и сладострастия. Леонардо, ликуя, схватился за кисть, чтобы поскорее сделать эскиз для фрески.

Нищий, попивавший вино, ради которого согласился себя потревожить, взглянул на полотно и воскликнул, что уже его видел: «Три года назад, когда я ещё витал в облаках, распевал псалмы и не ведал, что вот-вот всё потеряю, какой-то художник писал с меня Христа!»
Так ли было на самом деле, уже не узнать, однако истинно, что Леонардо да Винчи стал первым живописцем, который вообще решился изобразить лицо Иуды. Обычно его не рисовали за общим столом как недостойного сидеть рядом с Иисусом, помещали где-нибудь в сторонке, спиной к зрителям. У Леонардо Иуда находится в одном ряду с другими учениками, ещё и держит в одной руке мешочек, явно наполненный пресловутыми тридцатью серебрянниками, а другой тянется к блюду одновременно с Христом. И коль скоро принято интерпретировать каждый взмах кисти мэтра, то очевидно, что да Винчи, как всегда, был впереди планеты всей и придерживался версии, которая распространилась уже в наши дни: Христос предсказывал поступок Иуды, но ничего не предпринял, поскольку если бы Иуда его не предал, его бы не распяли, а следовательно,он бы и не воскрес, и вся история человечества пошла бы иным путём…