Первоначальное название Кирова
Не затихают дискуссии о первоначальном названии города — Вятка или Хлынов. В самых ранних письменных источниках, русских летописях на протяжении XIV — первой половины XV вв. неизменно фигурирует название Вятка. «Владимерский летописец» под 1393 г., «Список русских городов дальних и ближних» (конец XIV в.), арабский писатель ал-Калкашанди (1412), западноевропейские авторы второй половины XVI в. (Ф.Тьеполо, А.Дженкинсон, А.Олеарий), иностранные карты России XVI — XVII вв. (А.Дженкинсон, Г.Меркатор, И.Гондиус, И.Блау, Г.Герритс), послания митрополита Ионы (1452 — 1459), значительное число других официальных документов — все они упоминают только город Вятку. Происхождение этого названия так до конца и не разгадано. Сформировались две основные концепции: одна выводит слово из удмуртского или в целом финно-угорских языков, другая -из славянских или балтеьславянских.

По первой версии Вятка связывается с удмуртским племенем Ватка, известном из легенд (А.А.Спицын, А.С.Верещагин, П.Н.Луппов). Этимология (смысловое значение) названия восходит, по мнению М.Г.Атаманова (1988), к удмуртскому «вад» — «выдра», «бобр». А.И.Соболевский (1913) соотносил его с народом «вяда», упомянутым в «Слове о погибели Русской земли» (1238-1246), который, как и страна Ведин венгерского монаха Юлиана (XIII в.), связывался историками (А.С.Верещагин, В.Е.Владыкин, М.В.Грршкина) с удмуртами. М.Фасмер возводил слово «вяда» к финно-угорскому уеШо -«медленный», «спокойный», «глубокий». Существуют также устаревшие к настоящему времени версии о связи Вятки с вятичами на р.Оке и прибалтийским племенем водь.

Вторая концепция основана на сугубо лингвистических законах. Л.Н.Макарова (1984), проследившая историю изучения названия, отрицает возможность происхождения имени «Вятка» из удмуртского Ватка и допускает, скорее, обратное, -поименование племени по названию реки, что, как мне представляется, можно считать доказанным. Ряд авторов (К.Мошинский, С.Роспонд, Р.А.Агеева) связывают Ват- (Вят-), что означает, по их мнению, «мокрый», «влажный», с чисто славянской, унаследованной из праславянского языка, основой. Другие ученые (К.Буга, Я.Эндзелин) выводят его из балтских языков. В.А.Никонов (1965) считал этимологию слова Venta неразгаданной. Однако К.Мюленбах (1929-1932) предложил перевод гидронимической пары Вят-Vent словом «больше».

Л.Н.Макарова считает такой перевод заслуживающим доверия и полагает, что именно в этом смысле русские переселенцы восприняли Вятку, спустившись к ней по ее притоку Моломе, имевшей меньшую величину. Таким образом, она делает вывод, что «наименование реки Вятка по происхождению является очень древним, с балто-славянской гипотетической основой». Относительно даты появления имени Вятка Л.Н.Макарова, вслед за А.И.Соболевским (1927), указывает: «Славянские названия могли проявляться вне пределов русских поселений, извесгных русским по походам за данью, по промыслам, по торговым отношениям».