Слободской
Слободской

А.В.Рева
Впервые о источниках упоминается в 1489 году под названием Слобода. Город областного подчинения. Центр одноименного района. Распо­ложен в центральной части области на правом берегу р.Вятки. С областным центром связан железной дорогой и автомагистралью (35 км). Население (с пос. Первомайским) — 43,4 тыс че­ловек, площадь — 45,3 кв. км (1993 г.).

Как все другие на Руси, из малого поселения в десяток жилищ вырос и развился город Слободской. Да и как было не вырасти ему на таком раздолье, на речном крутояре, открывавшем взгляду всхолмленное лесное море — царство зверя и птицы. Сама природа позаботилась о месте для города -приходи, человек, и живи во славу Руси.

И люди не прошли мимо этого природного дара, увидели красное для города, крепкое для обороны, годное для долгого житья место. А житье тогда не мыслилось без землепашества, город сам должен был добывать свой хлеб, да и оборонять себя от всякого лиха. Это уже потом, когда город укрепился остротом, окреп многими людьми настолько, что мог подать помощь соседям, вокруг него стали возникать починки, разрастаться деревни, для которых город оставался базой и основой развития.

Долг платежом красен. И деревня, встав на ноги, брала часть забот горожан на себя, позволяя его людям заниматься сугубо городскими делами.
Шло время. За крепостными стенами, укрывшими храмы, добро и припасы, становилось тесно дворам, и они выплескивались на посад, в пригороды и слободки. Годы и случавшиеся время от времени пожары вносили в жизнь свои изменения. После очередного потрясения город решительно отстраивался и хорошел, а церкви его, восстававшие из пепла, высвечивали изначальную часть его центра, к которому были обращены все улицы.

Это хорошо видно на самом раннем из дошедших до нас чертеже города, где дома, как бусины нанизаны на нити улиц, а улицы плетут прихотливую сеть путей человеческого общения.

Девять путей — девять концов (десятым был взвоз -въезд в город от реки) веером сбегались к центральной площади — средоточию деловой, административной и культурной жизни поселения. И хотя рассматриваемый план вычерчивался с натуры еще в семнадцатом веке, внимательному глазу он может открыть всю трехвековую историю застройки города, пояснить, что строительство его изначально велось по принципу свободного выбора наиболее удобных усадебных мест.

Отдельно стоящие усадьбы связывались затем дорогами, которые с застройкой между усадебных мест постепенно становились улицами и переулками. Так образовывалось некое подобие кварталов. При этом неукоснительно соблюдались условия безопасности построек, удобства выхода их к воде и полю, лугу и лесу. И пока это правило было обиходным, город не отрывал человека от природы. Ширь и даль ее открывалась всякому взору, и сам человек был на виду, на примете.