Архив

Публикации с меткой ‘культура’

Идентифтификация по русски

Картина Ивана Крамского НеизвестнаяВ советские времена, если вы приходили в гости в первый раз и видели на стене репродукцию картины Ивана Крамского под названием «Неизвестная», то могли быть уверены: хозяева — люди приличные, из интеллигенции.

Имя, сестра, имя!

Как её только не называли: в быту -«Незнакомкой», путая с названием известного стихотворения Александра Блока, в школьных сочинениях — «идеалом русской женщины, загадочной, независимой,прекрасной»,«эталоном светской утончённости и духовного аристократизма», в проспектах для редких туристов — «нашим ответом Джоконде», «русской Сикстинской мадонной». Иностранцы «Неизвестной» аплодировали стоя, ни одна выставка советского/русского искусства за рубежом под эгидой Третьяковской галереи не обходилась без хранящегося там самого известного полотна Крамского. Особенно её отчего-то полюбили на очень Дальнем Востоке, в Китае и обе­их Кореях. А в Японии обожание русской красавицы без имени и фамилии достигло масштабов промышленного воспроизводства: её лицо тиражировалось на обложках блокнотов, значках, шкатулках, и вся эта «сувенирка» рас­купалась, как горячие пирожки, то есть в данном случае, как холодные роллы. И невдомёк было ярым поклонникам Прекрасной Дамы, что в её время, то бишь в 80-е годы XIX столетия, она получала от зрителей совсем другие эпитеты: «Падшая женщина», «Кокотка в коляске»! Не путать с «кокеткой», кокотка — это дама лёгкого поведения, живущая на содержании у богатого мужчины. Образ, созданный Крамским, возымел эффект разорвавшейся бомбы в тогдашнем высшем обществе, причём, говоря современным языком, секс-бомбы. Критики наперебой сравнивали «Неизвестную» с Анной Карениной Толстого и Настасьей Филипповной Достоевского, предрекая скорое засилье в искусстве и жизни дамочек, подобных «Неизвестной». Красивая она? Быть может. Но это не та красота, что «спасёт мир», о духовности на портрете и речи нет, грядёт эпоха продажности! Оттого и имя её не разглашается, что гордиться им негоже!

Автора к ответу!

Иван Николаевич Крамской к дешёвой популярности путём модного нынче «чёрного» пиара не стремился. И годы к моменту создания «Неиз­вестной» были уже не те, чтобы из молодецкого задору публику эпатировать, да и по сути своей человек был серьёзный. До поступления в Петербургскую Академию художеств трудился в родном Острогожске переписчиком, подмастерьем у иконописца, ретушёром фотографа. Потом уж решился сам взяться за кисть, а заодно и перо, и достиг заслуженного успеха — превратился в одного из лидеров художников-передвижников и автора критических статей. Он не был скандалистом, он был реалистом. Резать правду-матку — да, даже себе во вред. Устраивать пустозвонные демарши — нет, честь не позволяла. В историю русского искусства вошло событие: 14 выпускников Академии отказались писать отчётные картины на традиционные темы из мифологии, чётко осознавая, к чему приведёт их поступок: желаете живописать то, что происходит на реальных улицах, вот вам Бог, а вот порог, на улице прозябать и будете. Крамской вспоминал об отчислении из Академии, как о единственном честно прожитом дне своей жизни.

Чересчур критичен был к себе мастер, вечно к идеалу благородства стремился. Христа написал, Льва Толстого — совесть русского народа запечатлел и вот вам — проститутку с Аничкина моста. Да с какой любовью вывел наряд, аксессуары, словно для обложки дамского журнала корпел: модное бархатное пальто, шляпка Франциск с пером страуса — последний писк, брошь с крупным жемчугом, массивный золотой браслет. Не женщина, а рождественская ёлка, сразу видно, кто и за что нарядил. «Глубже смотрите, господа!» — словно восклицал художник. Во взгляде женщины, столь презираемой приличным обществом, сквозят ответное презрение и горечь: разве не это самое общество довело «Неизвестную», сотни, тысячи неиз­вестных до жизни на панели? Иметь богатого покровителя — ещё завидная участь… Ох, да не иначе Иван Николаевич лично соприкоснулся с изнанкой жизни! Так и есть. Зашёл к приятелю, художнику, некоему Попову и встретил Её, Сонечку, Софью Николаевну Прохорову, любовь всей своей жизни и любовницу того Попова, будь он не­ладен. И женат, разумеется. Сонечка жила с ним невенчанная, глаз на улице не поднимая, суда людского страшась. А Крамской не побоялся, под венец её повёл. Жили счастливо, детей растили полон дом. Иван любил писать с супруги портреты, героиней картины «Неутешное горе» тоже Софью Нико­лаевну сделал. Горе её ждало и в правду неутешное: 49-летний Крамской внезапно умер за мольбертом…

Читать далее…

Трудности перевода с японского

Трудности перевода с японскогоМало кто знает, что по переводам русской литературы Япония в прошлом веке обогнала все другие государства мира! Гоголь, Тургенев, Пушкин, Лермонтов, Достоевский любимы так же как родные авторы, самая популярная книга «Братья Карамазовы». А что мы знаем о своих соседях? Сегодня любое упоминание о Японии — от бытовой беседы до официальных новостей — имеет налёт враждебности. Может заглянув в суть известных нам слов, дойдя до самой сути, мы станем, наконец, ближе друг к другу? Читать далее…

Читать далее…

Составляем модный гардероб

Составляем модный гардеробОлеся Саматова, 29 лет, парикмахер:

Первый снег традиционно заставляет меня задуматься о наступающих праздниках и, как следствие, о новых нарядах. Поводов надеть что-то новенькое и красивое в это время много: друзья приглашают в гости на шашлыки в загородный дом, на работе будет корпоративный вечер, новогоднюю ночь думаем отпраздновать в ресторане. А на шоппинг иду, как на каторгу, и чаще всего возвращаюсь с пустыми руками. Читать далее…

Читать далее…

Картина норвежского художника «Крик»

Эдвард Мунк «Крик»«Я шёл по дороге с двумя приятелями, вдруг солнце зашло, и всё небо стало кровавым, при этом я как будто почувствовал дыхание тоски… Мои приятели пошли дальше, а я остался с открытой раной в груди. Громкий бесконечный крик пронзил окружающую природу…»

Анкор, ещё анкор

Так норвежский художник Эдвард Мунк описал в дневнике рождение идеи картины, которая войдёт в историю под названием «Крик». Читать далее…

Читать далее…

Фестиваль национальных культур

III фестиваль национальных культур стал ярким событием в жизни нашего города. Главная цель праздника, включившего в себя мастер-классы по народным промыслам и ремёслам, дегустацию блюд национальной кухни, ярмарку и гала-концерт, — это пропаганда толерантности, мира и солидарности народов России посредством творчества и дружеского общения.

Издревле женщины всех национальностей занимались рукоделием. Рушания Беляева (местная национально-культурная организация «Автономия татар города Кирова») представила старинное ремесло прядения на веретене. Читать далее…

Читать далее…

Сбор подписей в поддержку установки памятника Александру Невскому

Сбор подписей в поддержку установки памятника Александру НевскомуВ Кирове собрано уже несколько тысяч подписей в поддержку установки памятника Александру Невскому.

Памятник должен появиться на площади рядом с филармонией. Место выбрано не случайно: ранее здесь располагался Александро-Невский собор — жемчужина Вятки. Авторами идеи стала инициативная группа молодых ребят, которым небезразлична родная история и культура и которые решили объединиться в стремлении сделать свой город лучше. Читать далее…

Читать далее…